Ах, это красное до колен платье…



Красная ткань. Фото с сайта wallpapersfree.ru

Вечер. На освещённой фонарями площади, я стоял в ожидании прихода Емили Клайн. Она, уже, будучи влюблённой в Себастьяна, согласилась со мною встретиться сегодня, около восьми часов вечера. У меня с собой был пакет с её школьными тетрадями, с которых я иногда списывал домашние задания. Я мысленно карал себя за то, что стоял и вспоминал все, что с нами происходило раньше. Мы дружили достаточно долго, где-то шесть с половиной лет: вместе прогуливали уроки, шли домой, делили одно пирожное на двоих, и даже первый раз поцеловались. Только всё куда-то исчезло, когда она окончила школу. Стоит сомкнуть веки, как я вспоминаю ее красное до колен платье и жёлто-синюю ленту «Выпускник». Постепенно, стоя на площади, я начинаю ощущать озноб: ветер, до боли холодный, стал проникать в мои кости. Убеждать меня в том, что всё хорошо, у Емили никогда не получалось. Это была наша очередная ссора, но уже за пределами школы, когда мы оба стали студентами и реже встречались. Для меня эта ссора послужила концом нашей дружбы…

Нет… Я больше не намерен жить прошлыми воспоминаниями, даже если от них становилось хорошо и спокойно на душе. Может, я эгоист, но в данном случае именно Емили не сумела сохранить те тёплые и дружеские отношения, возникшие когда-то между нами. Я ведь знаю, что осколки, сколько бы их не собирали и не пытались придать им прежней формы, не склеишь…

- Привет! -Емили незаметно подошла ко мне, тем самым заставив меня вздрогнуть. Я вспомнил, что хотел бы…

- Извини, что заставила тебя ждать! -её голос был спокойным, как никогда, а мне казалось, что вот сейчас он предательски задрожит… Моим единственным долгом сегодня, было вернуть ей тетради. Не люблю хранить чужие вещи у себя дома.

- Спасибо за помощь, они в своё время мне очень пригодились… На её лице появилось некое подобие улыбки, но оно мгновенно исчезло. Емили достала из портфеля мой диск, который я дал ей месяц назад. Ровно столько же мы не разговаривали. А потом она не выдержала и написала, что не может жить без лучшего друга в мире… Она не была малышом, а я Карлсоном, поэтому я предпочёл оставить всё, как есть. Моё игнорирование на её просьбу помириться сделало её еще более замкнутой в себе.

- Кажется, всё! Если я что-то забыл вернуть, позвонишь, когда посчитаешь нужным.

- У меня нет твоего номера.

- Как? Мой вопрос разнёсся эхом по безлюдной площади. Я не хотел, чтобы она ответила на него, но, тем не менее, она выдавила из себя объяснение.

- Мне сказали, чтобы я больше не смела тебя беспокоить.

- Кто сказал?

- Хейм… Ох уж эта неугомонная подружка, с которой мы познакомились, на репетиции спектакля «Бременские музыканты», когда нам исполнилось по девять лет. Она точно знает, что говорит. Одним словом, она классная девчонка, но это уже совсем другая история…

- Я могу идти?

- Да, да. Если что… Я вовремя успел запнуться, вспомнив, что у неё нет возможности мне позвонить.

- Ну, пока!

Мне нечего было, ей сказать. По-моему, слова здесь были неуместны. Емили продолжала держать себя в руках и вести себя так, будто ничего не произошло. Развернувшись в сторону светофора, она быстрой походкой удалялась к остановке. В пяти метрах от себя я услышал, что она не сдержалась и дала волю слезам. Нас ведь больше ничего не связывало, тетради, и те вернул. Я заставил себя сдвинуться с места. Но каждые десять секунд оборачивался, чтобы взглянуть на неё. Она всё еще стояла в ожидании последнего автобуса и каждые две секунды вытирала рукавом нос. Я уже скрылся за поворотом, оставив её на произвол судьбы. Пусть она найдёт достойного себя человека, с которым больше никогда в жизни, и ни под каким предлогом не расстанется, а я буду рад воспоминаниям. Ведь каждый раз, когда закрываю глаза, вижу её красное до колен платье…

Дмитрий Печерский





Вы можете оставить комментарий, или trackback со своего личного сайта.

Оставьте комментарий

Ваш комментарий